В семинарию шагом марш!

- Все, кто идут служить в армию, делятся на четыре группы:

для одних это семейная традиция,

другие — патриоты, хотят служить,

есть те, кому просто нужна работа,

а еще есть те, кто ищет законное основание убивать.

Ли Чайлд, "Джек Ричер"

 

 

Закончился учебный год, и для кого-то он последний, а, значит, самый важный: дальше надо куда-то поступать после 9-го или 11-го класса. Скоро, скоро наряду с другими учебными заведениями распахнут свои двери семинарии и духовные училища, чтобы впустить себя десятки молодых людей, пожелавших избрать путь священнического служения. 

Наверное, многие из вас припомнили цитату в эпиграфе. Замени слово "армия" на "семинария" и "убивать" на "пользоваться" - и мы получим точную картину происходящего. Не касаясь вторых, третьих и четвертых, хочу поговорить о первых в этом списке.

 

Экзамены в семинариях и училищах по своей обстановке ничуть не отличаются от экзаменов в мирские заведения. Все точно так же: до обмороков волнующиеся абитуриенты, нервные шуточки, стопки книг, горящие глаза: «Спроси меня вот об этом!», чьи-то слезы, чья-то неподдельная радость от правильно данных ответов на вопросы комиссии… И обязательно держащиеся особняком несколько абитуриентов с довольно кислым выражением лица. Это те, кто приехал поступать не по собственной воле, а по желанию родителей.

 

Если, получив специальность в светском заведении, молодой человек волен в устройстве своей будущей жизни, либо по одной и той же специальности может реализовать себя во многих областях, то новоиспеченный семинарист оказывается вовлеченным в систему, внутри которой его возможности в плане выбора будущей профессии весьма ограничены в силу узкой специализации заведения. В самом деле, нет смысла идти в семинарию, если не собираешься стать священником или диаконом. Именно поэтому в семинарию или духовное училище необходимо идти только по зову сердца, из личных убеждений. Но некоторые молодые люди оказываются перед родительским ультиматумом: ты должен идти в семинарию!!!

 

Родители, мечтающие о то, чтобы их сын стал священником, условно можно разделить на три категории. Одна из них искренно верит в то, что семинария это лучший путь для православного юноши, вторая просто хочет, чтобы сын стал священником, а они, соответственно, родителями священника. Наконец, третья категория - так называемое потомственное духовенство, где у мальчиков частенько не бывает иного выбора, кроме, как стать священником.

 

В первых двух группах культивация будущего пастыря начинается еще задолго до окончания школы. Уверовавшие родители начинают водить маленького сына с собой на службы, естественно вовлекая его в соблюдение обрядов и канонов православия. В стремлении показать ребенку как можно более положительного, родители начинают нахваливать священников, причем зачастую они делают это вполне искренно, поскольку неофитство во всем церковном видит одни плюсы. И в определенный момент прозвучит фраза: «Вырастешь – и тоже станешь священником». Родители, по сути, лишают свое чадо собственной воли, они уже поставили перед ним конечную цель: ты должен стать священником. И далее на протяжении нескольких лет эта идея будет витать в семье. Родители всячески подталкивают сына к тому, чтобы согласиться и принять их позицию: всем знакомым и родственникам объявляется, что вот, Илюшенька (Мишенька, Васенька) хочет стать священником. Илюшенька или Васенька, конечно, не хочет, он вообще пока никем еще быть не хочет, но папа, а особенно мама, с умилением глядя на сынка, не оставляют ему выбора. Для этих родителей кажется возможным один-единственный вариант: ну кем же быть мальчику из верующей семьи, как не священником? Иначе просто не может быть! А тут еще и припомнятся мелкие, но такие весомые эпизоды из деточкиного младенчества, которые иначе, как знаки, истолковаться не могут: и как на причастии выпростал ручку из пеленок и схватил крест у владыки, и как, еще лежа в коляске, по-своему «подпевал» церковному хору, и как, едва научившись ходить, набрасывал шарфик на шею и перед иконами изображал подобие молитвы, и как на экскурсии в Троице-Сергиеву Лавру еще в детсадовском возрасте выпросил у родителей самый большой крест… Это же все неспроста, это Господь давал указание тогда еще не особо-то верующим родителям… Вступив в более-менее сознательный возраст, юноша где-то в глубине души понимает, что пастырское служение не его стезя, но родителей ведь надо слушаться, да и желание их благое, и смиренно направляет стопы своя в стены семинарии. 

 

Перед моими глазами прошел не один десяток семинаристов, среди которых были и те, кто шел по этому пути под давлением родителей. Не могу припомнить ни одного из них, чья дальнейшая судьба сложилась бы удачно. Большинство из них по разным причинам либо были отчислены из семинарии, либо ушли сами, не преодолев внутреннего раздрая. Особенно запомнился один молодой человек, сын священника, который намеренно вел себя так, чтобы спровоцировать свое отчисление, а, добившись желаемого, покинул здание семинарии с бодрой песней.

 

Как-то беседовала я с одним почтенным многодетным протоиереем, зашла речь о сыновьях, и внезапно он сказал, что его старший сын, противу всеобщего ожидания, поступает не в семинарию, а в светский институт на экономический факультет. Я по своей неофитской глупости была сильнейшим образом разочарована и еще больше удивлена. Мне вообще было дико, что сын священника не подал документы в семинарию. Но на вопрос "почему?" батюшка ответил: "Прежде, чем стать священником, необходимо набраться житейского опыта и получить мирскую профессию. Пусть отучится, поработает, женится, а потом, - он подчеркнул эти слова, - если захочет, то поступит в семинарию". Кстати сказать, прошло уже 15 лет, и этот молодой человек в семинарию так и не поступил. Как и ни один из трех сыновей батюшки.

 

Тогда я получила хороший урок родительской мудрости. При всем том, что эта семья сугубо православная, родители не стали принуждать сыновей "отдать долг", "соблюсти традицию", "продолжить династию". Они в первую очередь с уважением отнеслись к своим детям, уважили их как личности, как индивидуальности.

 

Кстати говоря, это относится не только к священническим семьям. Все, написанное, точно так же касается любой семьи, где детей вынуждают выбирать не нравящуюся профессию по каким-то идейным соображениям. Просто в священнических семьях последствия такого принуждения принимают особо уродливые формы. Протест против того, что не мило сердцу, все равно будет ощущаться, преподаватели, ректор все равно это увидят и поймут. А иногда этот протест начинает выражаться в намеренном саботаже семинарских правил и требований, и тогда учащегося просят забрать документы... И это хорошо, это означает конец лжи. Гораздо хуже, когда человек, не имея призвания, по настоянию родителей все же заканчивает семинарию и принимает священный сан. Вот это настоящая катастрофа. Причем не только для того, кто принял сан, но и для его родителей, и для тех, кто оказался рядом, поверил ему, последовал за ним.

 

 

 

 

Хорошо помню маму одного молодого человека, которая изо всех сил пропихивала сына в семинарию. С упорством одержимой она атаковала ректора, все пыталась договориться, устроить, уладить... А сын не посмел маме возражать. Он не знал, зачем, но пошел в семинарию, потому что так хотела мама, а родителей же надо слушаться... И хорошо помню, как она приставала ко всем, кто подавал заявления на рукоположение: ну когда же, ну когда? Ну когда же рукоположат? Ну когда же сыночка станет батюшкой? А ректор намеренно не давал хода его прошению - видел, что не готов семинарист к священническому служению.

 

Его все-таки рукоположили, в числе последних, уж очень достала всех мама своими хлопотами. И вылетел он из сана очень быстро и со свистом. Случился обоюдный загул и матушки, и батюшки, за сим последовал запрет, из которого он к служению не вернулся. И это не единственная история такого рода. Видела я и неверующих священнических сыновей, которые наизусть знали все тропари, но при этом их воротило от одного лишь слова "церковь", а вот в семинарии все равно очутились - родители приказали "не позорить семью".

Невольник не богомольник. Чтобы служить Богу, необязательно иметь сан, работать можно везде, лишь бы честно, и лучше быть хорошим прихожанином, чем плохим священником.

 

 

Лилия Малахова

Дорогие читатели! Если вам понравилась статья, вы можете поддержать наш сайт посильным пожертвованием. Карта СБ 639002409014245969

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0