Всему виною деньги, деньги...

 

Всему виною деньги,  деньги,  деньги.   

Все зло от них,  мне б век и не видать!

 За мной пришли,  спасибо за вниманье,  

Сейчас,  должно быть,  будут убивать.  

 

"Остров сокровищ" мультфильм, СССР, 1988 г


При этом сказал им: Берегитесь любостяжания,  ибо жизнь человека не зависит от изобилия имения его. (Лук:12. 15).  

 

 Все должно быть по высшему разряду - всего обильно,  всем на зависть. Вот теперь дом в жуткий кредит и нытье бесконечное по этому поводу. До этого она разводила собак,  еще до этого декоративных кроликов. Толку никогда не было,  сплошь растраты. Потом торговала мороженым, цветами, пивом, да чем только не!

 

-  Отдать сможешь? Не рисковала бы.  С твоими запросами добром не кончится,  - пытаюсь я воззвать к остаткам  Катиного разума. Ей всегда было нужно много.

 

Несчастная Катя, очень красивая, но с червоточинкой злобы и жадности, а потому  никому не интересная. И наивно полагающая,  что если всего будет много,  то  все приложится сам собой: исчезнет недостаток любви, и недостаток уважения,  и недостаток внимания тоже. И здоровье нарисуется вдруг. Чудовищная семья,  жуткая юность,  все вроде понятно,  теперь нужно все купить. И тогда уже будет можно жить хорошо,  когда все купит. А сейчас все плохо,  не за что Господа благодарить. Все  у Кати плохо. Пожалейте ее. Не знает Катя иных способов обретения душевного мира, кроме как все купить.

 

 

 

-  При самом худшем раскладе тысяч шестьдесят с московских квартир,  детские,  может муж где работку найдет. Я все посчитала,  все получится. А я на хозяйстве буду. Скотины разведу себе!

 

Проходит год,  Катя звонит и плачет:

 

- Алька,  не получается! Я так все подсчитала,  а теперь опять копейки считать. А жить так,  как ты,  я не хочу. И муж заболел,  теперь придется где-то здесь лечиться,  дом-то не оставишь. Глупость я сделала! Теперь дом отремонтирую, продам,  в другое место поеду,  а там ух и развернусь! Возле тебя бы купить,  да дорого  у вас.

 

 - И вот так в любом деле ищет Катя прибыль,  а ее как не было,  так и нет. Так и жизнь пройдет. Бедняга. Поймайте Кате Жар-птицу! Или хоть  кредит дайте.  

 

 Жить как я,  не надо живи,  как тебе надо,  а меня оставь,  пожалуйста,  в покое.

 

Деньгами с квартир пришлось делиться с владельцами оных, что тоже вызвало  почему-то бурю негодования, детей  пришлось прописать на новом месте,  московские пособия горько плакали,  жить стало труднее. В Москве-то хорошо жили,  несколько раз за год на море ездили,  и показалось -  цель достигнута! она богатая! Теперь все можно! Одним домом не обошлось. Кредит - такая штука вкусная, в него все дают! А ведь еще так многого хочется! Нужна приличная обстановка! В деревне-то. Ну куда ж без белого гарнитура? Ведь всю жизнь же мечтала!  И где бы денег взять построить гостиницу на Азовском море? Чтобы уж один раз вложиться, и все!

 

- Ну вот мотоблок я взяла себе,  как без него в деревне? Буфет дорогой взяла,  хороший,  бабкин хрусталь расставить,   мне тоже есть,  чем похвастаться. Пусть видят,  что я в Москве хорошо жила! Машину новую хочу,  - мечтает Катя,  -  где бы денег взять? А старую продам,  пока она еще что-то стоит. Мотоблок,  зараза,  много денег съел.

Соседа попроси,  он за небольшие деньги придет и своим мотоблоком все тебе распашет. И ему хорошо,  и огороду.   Ну,  это я так делаю, соседа прошу,  я же нищая,  не то что Катя. Она может себе позволить,  она этого достойна. L'Oreal. А потом и пожаловаться есть на что.

 

- Вот еще,  зависеть от кого-то! Тут такой народ паршивый Я перессорилась со всеми. Завидуют мне тут! Мне нужен мотоблок в собственность, хочу я. Картошки посажу тьму,  уток разведу. И еще у меня два инкубатора. . . И как гусят выведу,  всех продам,  по хорошей цене,  не абы как. А потом,  Алька,  я трех коров куплю, и буду птицей заниматься,  и трех бычков на откорм,  и свиней! И коз нубийских разведу,  штуки четыре! Это тебе хозяйство не интересно! И огород у меня пятьдесят соток теперь! Я сорок кустов помидоров посадила и сто баклажанов, и перца пятьдесят. Я бы еще пруд взяла в аренду,  и устроила на нем рыбалку платную!

В деревне платную рыбалку? На деревенском пруду,  где у всех птица плавает? Где всю жизнь местные рыбу ловили? Сложные и завистливые соседи будут в восторге. Кто будет тащить все это хозяйство,  вопрос. Здоровье давно в прошлом. Кто будет работать? Но тащит, уж и сама не рада, но все планирует и планирует дальше, вот уже четыре козы, четыре козла, какая-то тьма гусей, сад весь погубили ей, весь покров склевали, плодовые деревья загнулись, а были абрикосы! Сараев толком нет, и негде держать всю эту скотскую радость. Но звонит и плачет, не могу, говорит остановиться. Еще огорода прирезала! (И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои,  и построю большие,  и соберу в них весь хлеб мой и все добро мое. . . ) Что значит - мне хозяйство неинтересно?  У меня здоровья нет.   Пятьдесят соток огорода - это ж спятить,  обрабатывать это все! И чем все это засадить? Девать потом куда?  Мы много и не пашем. К чему жадничать? Все должно радость приносить. А где остаток моего здоровья начинает сбои давать,  там уже не до радости,  а это,  я считаю,  неправильно.

 

Катя умеет найти повод на пострадать. Звонит такая:

 

- Алька,  я тут видела,  в чем наши бабы в дом культуры ходят! Все в норковых шубах,  мне стыдно. Это что же мне теперь,  из дома не выйти,  получается?  Катя здорово умеет лишить себя покоя из-за чего-нибудь,  не ей принадлежащего. Бред, кому нужна норковая шуба в деревне? Корову доить?

 

Катины мечты просты и бесхитростны: Буду торговать с Москвой  продуктами. Ты там у себя в блоге поспрашивай,  кто будет у меня продукты брать - и озвучивает цену,  - а меньше не могу,  надо,  чтобы дорога окупилась.

 

 Никто из моих друзей покупать у Кати что-либо не захотел,  сильно дорого она хочет.  

 

- Не жадничай,  - говорю,  - не уйдет. Или ешь уж сама.  

 

- Ну да,  сама и съем,  раз уж все такие нынче жадные. И что,  яйца  тоже никому не нужны? Кому бы продать? Ладно,  буду искать народ поумнее. А твои нищеброды пускай из магазина травятся,  раз такие дураки. Я им добра хочу,  а они жадничать изволят.  Хочет  Катя обратно московский уровень жизни.  В деревне-то. Да при таком кредите.  

 

-  Я вот сама двести гусят вывела! Два полных инкубатора! Теперь покупать за мою цену не хотят! Дескать,  на рынке дешевле!  Я трудилась или где? У меня вон,  девять гусынь, яиц много было,  в следующем году и больше выведу. А вы вот зарабатывать не хотите!

 

Катя не понимает. Да,  не хотим. Держали мы и коз, и гусей. И как-то вполне довольны курами и небольшим огородом. Много-то не надо. Но ей не понять. У нее цель. Она живет со своего хозяйства, ну молодец, чего же жалуешься? А устала,  и радости от сельхоз достижений вдруг заметно поубавилось.  Непонятно, для чего этот постоянный крутеж. Ведь хватило бы и меньше, но еще столько всего хочется!

 

"Алька,  я пятьдесят утят купила!"  - ну, купила и купила. Всю зиму потом жаловалась,  как ей утятина надоела.  Смешная наша Катя.

 

 

- Я вот раньше тебя не понимала зачем рожать столько,  - это видимо,  чисто в продолжение разговора о количестве утят,  - а  мне двоих уж хватит,  - у нее две девочки под опекой,  и вот она им создает,  так сказать,  достойную жизнь. Дай Бог,  дело хорошее.    И вот начинает она меня учить,  что детям надо, да в каком количестве, как правильно,  да во сколько нам встанет внук наш драгоценный.  Не сколько радости он принесет нам,  а сколько денег вынет из семьи первенец старшей дочери нашей. Любит Катя о деньгах поговорить.

 

 - Алька,  - и плачет,  -  Они на десять рублей цену на молоко подняли! Ты мне объясни,  вот на что им деньги,  я понимаю,  на что мне,  а им зачем?

 

Правильно,  зачем им деньги? Все Кате,  а людям зачем,  это у них блажь,  какие-то деньги. У них корова есть,  и будет с них.    Разругалась,  сил нет больше. Двадцать пять лет дружили, а теперь сплошная зависть,  да кому больше в жизни повезло,  и на закуску претензии к Господу. Нет у Кати счастья. Многого она хочет,  а муж ее не богат и здоровьем слаб. Делать же себе хорошо бедная Катя умеет только разве путем обладания чем-нибудь,  чего много - птицы,  яиц,  денег, бабкиного хрусталя,  многих соток огорода,  только   радости на долго не хватает.   

 

- Вот ты за богатого замуж пошла,  - говорит она мне,  можно подумать в богатстве смысл жизни.   Вот дура Катя,  я пошла за любимого, мне и хорошо. Не понимает.  

 

- Да,  а я за своего вышла,  потому что меня больше никто замуж не брал,  а он нищий! - ну прямо от жалости к себе сейчас заплачет,  - не дал мне Господь счастья!

 

Правильно,  Господь виноват. Что ему трудно денег отстегнуть? Хочет Катя жить в богатой обстановке,  ездить на крутой машине, да в норковой шубе,    и чтобы все дрожали,  чтобы уважали! - Алька,  мне уже сорок лет,  а счастья все нет! Почему,  а?

 

А фиг его знает. 

 

 

Алтынай Белова

Оставить комментарий

Комментарии: 1
  • #1

    Динь (Пятница, 06 Январь 2017 18:04)

    Эх, а я вот тоже с такими замашками, да Бог миловал, далеко не ушла.
    Вспоминаю детские годы: на селе народ жил хлебосольный, уж чего-чего, а урожая да скотины никогда жалко не было. Делились избытком урожая с соседями, чтоб не пропал, да и так - не жалко. И взаимопомощь всегда сама собой - хоть на день рождения, хоть на проводы, хоть на поминки. Как мне этой щедрости не хватает, именно внутренней, личной, и чтоб без превозношения. Может, подарит Господь когда-нибудь.