Особенности работы психотерапевта с верующими клиентами

 

Нужен ли верующему психотерапевт? Или достаточно того, что человек регулярно исповедуется и беседует со священником? Допустимо ли верующему обращаться за психологической помощью? Споры на эти темы не утихают уже много лет.  Об особенностях работы с верующими клиентами рассказывает практикующий психотерапевт Оксана Орлова.

 

Тему эту начну аккуратно, поскольку она является важной лично для меня. А как бы с водой и ребенка не выплеснуть.

 

Хотела бы поговорить о соотношении религии и психотерапии.

У меня есть немаленький опыт психотерапевтической работы с православными клиентами и семьями. И в работе есть своя специфика, о которой бы хотелось поговорить.

 

Для начала скажу, что далеко не каждый верующий человек обратится за помощью к психологу. И, как ни странно, именно потому, что он ставит на одну линейку священника и психотерапевта. Если огрубить, то да, оба этих человека занимаются душевными переживаниями. Однако цели у них зачастую разные.

 

Помню, как меня в институте учили: "Запомните, психолог - это не врач, который ставит диагноз и выписывает таблетку; психолог - это не адвокат, который разбирается, кто прав, а кто виноват; психолог - это не священник, который исповедует и отпускает грехи..."

 

Для меня важной является позиция, из которой я говорю. И в ней мне хочется не выступать из экспертной позиции, вынося суждения, что хорошо, а что плохо. Я точно не уполномочена, но имею наглость проявлять любопытство к процессу, в котором человек формируется.

 

И в конце концов, если раскручивать до основания интроекты в нашей жизни, не сталкиваемся ли мы в итоге с первичными правилами, по которым мы живем, а именно с 10 заповедями? Не эти ли правила, переваренные или не очень, формируют нас и нашу жизнь?

 

 

Итак, я бы хотела поговорить о некоторых особенностях психотерапевтической работы с православными клиентами. А вы, может быть, дополните и расширите своими размышлениями.

 

1. Жизнь конечная или вечная

 

В какой-то момент человек понимает, что когда-нибудь и он, и его близкие умрут, и эта мысль задает жизни динамичность. Поскольку становится известна конечная точка, жизнь обретает начало и конец, а между этими полюсами и простирается индивидуальная история. Но что мы вкладываем в понятие "смерть"? Люди, имея разное представление о смерти, по-разному подходили к этой границе. Ведь если человек верит в Жизнь Вечную, то для него смерть как конец всему не так очевиден. Однако же происходит тотальная остановка активности тела. Кроме того, человек расстается с тем, что ему близко и дорого здесь, на земле. И тогда всё равно есть место грусти или негодованию. Пожалуй, не так ярко выражено стремление "всё успеть и попробовать", поскольку возможности жизни вечной безграничны.

 

Итак, моя гипотеза, что жизнь человека, верящего в Вечную Жизнь, идет совсем с другой динамикой. И акценты в ней расставляются иначе.

 

2. Патернализм

 

Не поленилась, выискала определение. "Патернализм — система отношений, основанная на покровительстве, опеке и контроле старшими младших (подопечных), а также подчинении младших старшим."

 

Именно этот феномен и характерен для "православной психологии". Приходя к психотерапевту, такой клиент зачастую ждет не только совета, но и руководства его жизнью. Он очень быстро отдает бразды правления собой, таким образом избегая ответственности за свой выбор. Обычно в терапии мы выруливаем на осознавание полярностей, в котором один полюс идет под девизом: "Я - автор своей жизни", а противоположный "На всё воля Божья". В первом случае человек пытается тотально контролировать свою жизнь, думая, что всё зависит только от него, не допуская воли извне. Во втором же случае любые решения избегаются, любое прикладывание усилий считается чрезмерным. И, главное, человек оказывается ни за что не в ответе. Я вернусь еще к этому жизненному правилу позже, и попробую показать, во что оно может вылиться. Конечно, очень редко человек впадает в крайние позиции. Но порой, он приближается и застывает в одном положении. Именно тогда он как ребенок ждет поощрения или порицания. Любопытно в фокусе внимания иметь вопрос, в какой именно момент и с какими ожиданиями обращается человек к Богу. Какого себя он представляет перед лицом Господа?

 

Мне кажется, что в основном человек ждет либо поощрения и поддержки, либо порицания и наказания. Как будто мир ничего нового не придумал. Именно потому, что это функции мамы и папы. И ничего большего человек помыслить в общем-то не может, поскольку в его опыте иное отсутствует. Пока заряженные на построение иерархии отношения не перестанут быть актуальны, и верующий человек не выйдет из детской позиции. Значит, говоря нашим "птичьим" психологическим языком, человек проецирует (приписывает) Богу свои ожидания. Видит ли он за этим самого Бога? Это вопрос. Именно с этими механизмами психотерапевт и сталкивается в своей практике с верующими. А именно, очень часто это проблемы в родительско-детских отношениях.

 

3. Со-зависимая семья

 

Еще раз оговорюсь, что, конечно, вера и сами верующие бывают совершенно разные. И уж точно не мне быть экспертом, кто же является истино верующим, а кто только решает свои психологические проблемы. Однако я попробую немного поговорить о часто встречающихся феноменах в православных семейных отношениях. Здесь мы встречаемся с ценностями, которые люди позиционируют: терпение и смирение являются добродетелью; агрессия в семье - это нехорошо; нельзя оставлять человека в беде.

 

И вот в некоторых семьях, где правила становятся важнее, чем собственная жизнь, происходит перевёртыш. Приведу классический пример, с которым все в той или иной степени сталкивались. Это алкоголизм. Два человека, живущие вместе, выстраивают отношения, базируясь, например, на той идее, что мы не конфликтуем, а значит, мы должны быть всегда друг с другом согласны. Всегда имея одно мнение на двоих, люди привычно сливаются, теряя собственные границы. Однако внутреннее напряжение накапливается, и в какой-то момент один из пары желает увеличить дистанцию с другим. А поскольку легально у них это не принято, то он вносит алкоголь между собой и супругой. Он (пусть для примера это будет мужчина) выпивает, начинает саботировать договоренности, бывает агрессивен и импульсивен. На что второй партнер - в данном случае она - опираясь на ценность смирения и терпения, эмоционально подмораживается, не распознает свои переживания и потребности, и вместо того, чтобы поставить собственную границу: "со мной так нельзя", начинает успокаивать и прощать своего суженого. Соответственно, выпивший человек распознает такой сигнал: "Ага, я повел себя агрессивно, а она никуда не делась, и даже стала меня утешать и спасать. Значит, я не боюсь ее потерять, она всегда будет рядом, как бы отвратительно я себя не вел." Безусловно, одного раза для закрепления подобного симптома недостаточно, но, повторившись несколько раз, механизм становится вполне отлаженный, и симптом алкоголизма приживается в этой семейной системе.

 

Конечно, далее возникает вопрос: для чего в данном случае женщине нужны эти ценности и правила? Какую свою потребность она таким образом решает? Очень часто это страх остаться одной. Или вина, что "проиграла" свой брак и не сохранила семейный очаг. Или стыд, что ее переживания и эмоции не имеют право на существование, и она какая-то не такая. И тогда женщина начинает идею смирения и терпения выдавать как основную причину, почему она рядом с этим пьющим мужчиной. И ведь она действует по принципу "в беде не бросают", становясь в жесткую сцепку Спасатель-Жертва, оказывая таким образом медвежью услугу, а именно позволяя этому симптому быть и процветать пышным цветом.

 

Конечно, это всего лишь схема. И, естественно, она актуальна не только для православных. И да, я видела и здоровые отношения среди верующих.

Но в этот алгоритм со-зависимых отношений можно вместо переменной "алкоголь" подставлять и другие дисфункциональные симптомы - игромания, жизнь в долг, агрессия... Я лишь обращаю внимание на то, что эта специфика, увы, совсем не редка в православных семьях. Основанных на подавлении собственного мнения в угоду смирению; перекидывания вины, а значит, и ответственности на другого (а иногда и на самого Бога).

 

И тогда становится актуальным вопрос: где та грань, где человек может сохранить себя и быть внимателен к своим чувствам и потребностям, и при этом жить по-христиански? Не думаю, что возможен однозначный ответ.

 

4. Стыд и вина в православии

 

Ну, и напоследок скажу вот о чем. Довольно часто верующий человек, совершая проступок, артикулирует это таким образом: "бес попутал" или "грешен я". В этих двух фразах мы можем различить вину и стыд. В первом случае человек воспринимает себя на самом деле как хорошего, которого сбили с пути, соблазнили, спровоцировали. Он испытывает вину за то, что он - хороший - совершил плохой поступок. Во втором же случае человек воспринимает себя, свою суть с червоточиной, словно он сам по себе плох и в крайнем случае, недостоин таким существовать в этом мире. Это и называется стыдом.

 

 

Пишу про это, поскольку мне кажется важным, каким человек себя простраивает перед Богом и людьми.

 

Конечно, есть еще много других особенностей у православного человека. И это ни хорошо, ни плохо. Это то, о чём психологу, работающему с православным клиентом, полезно бы знать.

 

Оксана Орлова

 

                                                         

 

Материал изначально опубликован на личной странице автора: https://www.facebook.com/oksana.orlova.50


Оставить комментарий

Комментарии: 3
  • #1

    Лариса (Вторник, 06 Сентябрь 2016 08:48)

    Оксана, это очень важная тема. И, возможно, стоит осветить ее подробнее. В частности, вот эта позиция, когда человек "отдает все в руки Бога" (якобы, потому что, по моим наблюдениям, действия для разрешения или облегчения ситуации предпринимаются - но до определенного момента). Очень трудно соблюсти меру между собственной активностью и доверием к воле Господа, и так хочется манипулировать и Им тоже, выцыганить наиудобнейшее решение или возложить всю ответственность, заняв позицию недовольной жертвы. Сейчас часто обсуждается вопрос о долге - от "вы никому не должны и вам никто не должен" до "думай, что хочешь, а делай, что должен". Мне кажется, человек способен выполнить то, чего сам не желает, но должен сделать, тогда, когда у него есть идея следования воле Бога, идея долга в каком-то здоровом варианте. Вот может, Вы об этом размышляли? И кстати еще о психологах и православных пациентах. Совершенно неверующий врач пояснил мне, что такое смирение (ну, конечно, это не святоотеческое толкование, но у меня в голове просветлело). Это не означает, что выхода нет и нужно терпеть отвратительные условия - без права на жалобы, без надежды, пока не умрешь. Это значит трезво оценить ситуацию, признать факты, а потом активно изменять жизнь к лучшему, не полагаясь только на себя. Тогда для меня это было просто спасением, и так отличалось от увещеваний "православных психологов"...

  • #2

    Юлия Комарова (Вторник, 06 Сентябрь 2016 09:22)

    Отличное начало. Вопросы поставлены верно. Хочется продолжения. Как же всё-таки эту двойственность преодолевать?

  • #3

    Агния (Вторник, 14 Февраль 2017)

    Я жена священника. В семейной жизни был ад -алкоголь, измены. Ничего не оставалось как обратиться к психологу, иначе казалось схожу с ума. Работаем с психологом 2 года. Это большой болезненный труд, а не легкое времяпрепровождение. Но оно того стоит. Вытаскивать себя из не правильно понятых постулатов православной семьи и не иметь при этом стыда! Полюбить себя наконец! Жалею только что раньше не обратилась. Польза огромная.